Лайза Уиллоу
Бодро и весело, но как-то криво
И сказка пусть будет, мне было не очень хорошо, но писала я ни в чем себе не отказывая:jump3:

Ты открываешь глаза и отрешенно разглядываешь потолок. Все твои сны объединяет одно: ты либо бежишь, либо умираешь. Конкретно этот был на редкость неприятным.
Ты встаёшь и выходишь в коридор, пол холодит ступни, идёшь в ванную, все, чего тебе хочется, это нахлебаться воды и, в идеале, сунуть голову под кран. Открыв дверь, ты понимаешь, что тебе это пока что не светит - в проёме клубится темно-серый туман, похожий на пар, но сухой и совершенно ничем не пахнущий, да и вообще неправильный, уж ты-то разбираешься, и, отступив и обернувшись, ты замечаешь, что и со спины оно тоже подкрадывается. Ты щёлкаешь выключателем, но ничего не происходит. Ты все ещё спишь, ты понимаешь это отчетливо, но тебе не страшно. Сон внутри сна, так бывает, ты это знаешь, вопрос лишь в том, насколько ты глубоко. Но это подождёт, а пока у тебя есть проблемы поважнее и поинтереснее. Вместе с туманом, уже захлестнувшим твои босые ноги, приходит странное и неприятное ощущение обратного отсчёта - до чего-то. До чего - ты понятия не имеешь, но только знаешь, что даже знать этого не хочешь. И все идёт по старой схеме - беги или умри, а умереть здесь ты пока не можешь, условия, знаешь ли, не те. Один глухой туман вокруг, как живой, но невесомый, обвивает тебя, даже двери больше не видно, и коридор окончательно утонул, где тут умирать. Поэтому ты делаешь вдох - и бежишь. Туман не препятствует тебе, становится светлее, почти жемчужным, но остаётся таким же плотным. Дурацкая боязнь случайно врезаться во что-нибудь или неожиданно потерять пол под ногами притормаживает тебя, но ты здесь не впервые и знаешь, что пока не сбросишь все оковы и не побежишь во весь опор, не выберешься. Ты не видишь ничего, чувствуешь только поверхность под ногами, но не можешь даже сказать какая она на ощупь. Ты бежишь, потому что времени остаётся мало. Ты не знаешь что случится, но точно не хочешь, чтобы оно случилось. Ты веришь в то, что твои ноги к концу этого кросса останутся при тебе, ты отбрасываешь сомнения - бежишь не от чего-то, не к чему-то, не знаешь куда и зачем, а просто чтобы успеть. Ты спотыкаешься и падаешь - чего-то подобного ты и боялся, так что ты группируешься и катишься по земле. Когда глаза обретают способность что-то видеть, ты щуришься, привстав на руках. Ты узнаешь место, где находишься - это костяной дом, больше читай комиксов на ночь. Помнишь? "Абсолютный свет - такой яркий, что на него невозможно смотреть. И абсолютная тьма - такая густая, что ты не понимаешь, открыты ли твои глаза. Что тебе ближе?" Две прорехи в пространстве перед тобой призывно зияют, предлагая выбор. Ты никогда не понимал выбора главной героини - лично ты без колебаний, хоть и из последних сил, ныряешь в спасительный мрак.

По ту сторону тебя ждёт сюрприз - ты падаешь, тьма исчезает и все это напоминает переход на следующий уровень дурацкой аркады. Это неприятно - ощутить себя персонажем, но обдумать ты не успеваешь - приземляешься, точнее, проваливаешься под лёд, и нахлебываешься воды по самое не балуйся. Хотел голову под кран - получай фашист гранату, кафе сказка, мечты сбываются. Ты тонешь, вот здесь ты как раз-таки вполне можешь умереть, но что-то тебе не хочется, ты бы ещё побегал, пожалуй. Ты достигаешь дна и отталкиваешься от него ногами, силой воли прорываясь на поверхность. Ты всплываешь - льда как ни бывало, ты вообще в бассейне находишься, прямо в одежде, а вокруг громоздятся бесчисленные ряды полок с книгами. Бассейн в библиотеке - а тебе в принципе нормально, ты просто уверен, что в твоей голове такая дурацкая мысль появилась не сама по себе, в твоих мозгах вообще ничего просто так не появляется, а учитывая сколько ты читаешь и смотришь, ничего удивительного в том, что твой мозг воссоздал для тебя такое дивное окружение, ему есть откуда черпать идеи. Ты выбираешься из бассейна и идёшь вдоль полок - ты ищешь ключ, что-то, что откроет тебе дорогу дальше. Знакомая обложка привлекает твоё внимание - Красный дракон, у тебя дома стоит такая же книга - ты протягиваешь руку, но едва касаешься, как на тебя обрушивается полка. С грохотом.

Ты резко садишься на койке. Дневной свет не режет глаза, но ты трёшь их двумя руками и глубоко дышишь, пытаясь прийти в себя. Опасно видеть четкие и правдоподобные сны, сложно потом реальность отличить. Ты смотришь на свои подрагивающие руки. На правой руке пять пальцев, на левой тоже, зрение слегка плывет, но ты относишь это на счёт резкого пробуждения. Ты пытаешься сообразить, где ты - оказывается, тебя угораздило заснуть на кушетке в школьном медкабинете. Рука затекла, но это вторично - тебе бы узнать, сколько времени, явно куда-то уже опоздал, оправдываться придётся перед учителями, так что ты выходишь в кабинет медсестры. Её на месте нет, дверь наружу заперта. Ты пожимаешь плечами и вылазишь в окно, первый этаж, фигня вопрос, и возвращаешься в школу через главный вход. По коридору рассыпаны гайки и болты. Ты поскальзываешься на них, с присвистом ругаешься сквозь зубы, и тут замечаешь, что коридор пуст. Ищешь телефон по карманам, вспоминаешь, что отдал в ремонт, снова ругаешься и думаешь, что делать дальше. Все часы в школе стоят, ты знаешь это, так что даже не смотришь на них. Идёшь по коридору и заглядываешь во все двери - везде пусто. Ты ищешь свой класс, там точно кто-то есть. Ты прижимаешь свои часы рукой, но тиканье, так раздражающее тебя, не исчезает. И тут ты останавливаешься. Школа пуста - только сейчас ты это понимаешь, пуста давно, судя по пыли на ручках дверей, телефон ты в жизни не сдавал в ремонт, у тебя Нокиа, нафиг оно ему, то, что часы по школе стоят и никого не напрягает - это вообще-то странно, а часов на твоей руке нет вообще. Отчетливое тиканье натурально примораживает тебя к полу. Не бомба - в пустой-то школе, но звук навязчив и преследует тебя. И это так банально и так очевидно, что ты, не раз встречавший подобное в произведениях массовой культуры, не ожидал такого ну никак. Ты ещё не понял, ещё не веришь, медленно оборачиваешься, теперь уже всей шкурой ощущая присутствие за спиной, но на середине останавливаешься, не решаешься посмотреть и срываешься с места, как будто за тобой гонится дьявол. Не исключено, что это так - ты же так и не узнал. По лестнице в спортзал ты взлетаешь на одном дыхании, закрываешь за собой дверь, а потом вспоминаешь, что школу ты вообще-то уже закончил тоже. Ты считаешь пальцы - и они издевательски множатся, вот на правой руке ты сбиваешься на одиннадцатом, на левой - на всякий - на девятом. И рук становится больше, чем две, но на это ты уже не обращаешь внимания - ты пытаешься проснуться, но момент, когда в щель между сном и реальностью можно было кое-как, боком проскочить, ты упускаешь.

А лишние руки - вовсе не твои, но понимаешь ты это слишком поздно - ты и проснуться не смог, и проворонил тот момент, когда тебя упаковали в жёсткое неудобное кресло и примотали цепями. Это должно было занять больше времени, но ты, как ты уже понимаешь, все ещё спишь, это просто следующий кадр, ты очнулся, когда было поздно. Противиться ты не можешь, хоть и пытаешься. Две человекоподобные фигуры - длиннопалые и вытянутые, с удивленными масками вместо лиц, закрывают замок, который сплавляется с цепью. Последним тебе в руки вкладывают кинжал. Ты здесь жертва, тебе и нож в руки. Ты бьешься в цепях, но это все, что ты можешь - твоя паника уже ничего не изменит. Они лишь пытаются отогнать то существо, что идёт за тобой, ты бы тоже не отказался его отогнать, но желательно не ценой собственной жизни. Почему-то сейчас то, что все это сон, тебя совершенно не успокаивает.

В последний момент ты вспоминаешь, что можешь кричать. И кричишь - пронзительно, громко, это последнее, что остаётся и все что можно ты вкладываешь в этот крик.

От него ты и просыпаешься. Сказать, что тебе плохо - ничего не сказать. Ты слушаешь приглушенную ругань сквозь деревянные стены, встаёшь из-за стола, за которым заснул и выходишь на залитую солнцем палубу просто просмеяться. Тебе вообще не смешно, просто ситуация идиотская. Добро пожаловать на борт, капитан на мостике! Ты отправляешь первого попавшегося под руку в трюм за ромом, открываешь бутылку, вторую отдаёшь квартирмейстеру, и объявляешь, что капитан застрял в кошмаре и в связи с этим устраивается внеплановый выходной. Гуляем, парни! Команда в восторге, квартирмейстер, сверкающий лысиной и привыкший к твоим выходкам, молча чокается с тобой бутылкой, а сам ты взбираешься на мачту и начинаешь думать. Бежать некуда, ты похоже застрял намертво.

По чужим снам меньше надо было шляться, может тогда и различал бы свои и реальность. Вот она - твоя плата. Здесь ты и задержаться не прочь, тут хотя бы есть люди. Но здесь ты лишь пока эти люди не отрастили себе щупальца, или пока вас не разбили другие пираты, или не догнали охотники, пока вы не пробудили ктулху с кракеном или что там решит твоё больное воображение? Потом будет поезд, в котором ты будешь отбиваться самодельным гранатометом (не больше и не меньше) от кошмарной помеси ежа и сколопендры, потом - поглощённый эпидемией город, а ты будешь босиком ходить по красной от крови траве, чем дальше, тем хуже. Теперь тебя больше пугает другое - с каждым новым прыжком ты теряешь нечто важное. Ты уже не помнишь начала, плохо помнишь каким ты был в реальности. Куда ты постоянно бежишь, чего хочешь, как ты оказался здесь? Какие фильмы любишь, на каком языке говоришь? Какого цвета твои глаза? Как тебя зовут?

Все твои сны объединяет одно: ты либо бежишь, либо умираешь. Можно ещё застрять на месте, но это уже совсем позор, ты предпочитаешь бежать или умереть, потому что панически страшно застрять во сне. Может, именно поэтому в реальности ты ненавидишь бегать. Только где она, твоя реальность? Дверь не дверь, когда приоткрыта, и уж тем более не дверь, когда, кажется, выбита с косяком, твоё подсознание вырывается на поверхность сквозь узкий проем, и ты чувствуешь это почти физически. Ты уже трижды, четырежды пожалел, что вообще полез её открывать, проклял все эти психиатрические штуки, а в особенности - своё любопытство, а ещё свою больную фантазию, благодаря которой этот вояж по глубинам твоего мозга вообще оказался возможен. Был бы тупым бревном без воображения, дубиной стоеросовой, не застрял бы в собственной черепушке, да, как же жаль, что все-таки не дубина.

По чужим снам меньше надо было шляться, может тогда и обошлось бы. Мысли и воспоминания складываются в калейдоскоп, при взгляде на который тебе становится жутко. Где она, твоя реальность? Или может, это уже не имеет значения?

Ты попал в свой личный ад. Ты помнишь об этом, когда в очередной раз открываешь глаза.
И ты просыпаешься.

@темы: Писать не переписать, "Товарищи, в бункер - налево"